Стуколкин Ивар


 

 

Стуколкин Ивар

 

Основные сведения

Дата рождения 13 августа, 1960
Место рождения Таллинн, СССР
Место жительства Таллинн, Эстония
Специализация 200 и 400 м вс
Рост 1,89 м
Вес 77 кг
Клуб Калев (Таллинн), Спартак (Ленинград)
Тренер(а)

Малл Рандмер, Генрих Яроцкий

 

Сайт -
Дополнительная информация

-

 

 
Спортивные достижения
 Соревнование  Дистанция  Место  Дата  Сезон 
 Чемпионат мира  Эстафета 4x200 м вс  2   02/08/1982    1982
 Олимпийские игры  400 м вс   3   24/07/1980     1980
 Олимпийские игры   Эстафета 4x200 м вс   1   23/07/1980     1980

 

— Ивар, наверное, странно спрашивать об этом пловца, к тому же олимпийского чемпиона по плаванию, но чего в жизни не бывает: вы тонули когда-нибудь?

– Тонуть – такого не было, а вот первый испуг пережил. В бассейне «Калев» для начинающих детей есть маленькая ванна, воды по пояс, в ней мы чему-то научились, а потом перешли в большой бассейн, и тренер говорит: «Ну, давай, прыгай, покажи, как умеешь плавать». Я прыгнул, подумал, что там, под водой, ничего нет, и сильно испугался. Хорошо, дорожка рядом оказалась, я за нее уцепился.

Стуколкин Ивар

— Плавание — спорт молодых, успехи приходят рано, а с ними и популярность, наверное. В кругу сверстников во всяком случае.

– В школе таких замечательных пловцов, как я, мастеров спорта, было сразу несколько человек, четверо или пятеро, потому что класс у нас был спортивный, специализированный. А рядом учились ребята, которые так углубленно спортом не занимались. Возможно, они и относились к нам с определенным почтением, не без этого, но тут была не к нашим успехам зависть, а к нашей возможности куда-то ездить, что-то видеть, со стороны все ведь кажется в розовых тонах.

Стуколкин Ивар

— Странно, что при вашем внушительном росте вы в баскетбольной Эстонии выбрали плавание.

– Все дело в старшем брате, в Юри, пошел по его стопам. Я только подрастал, а он уже ходил в бассейн, хорошо плавал.

— В Ленинградский институт физкультуры имени Лесгафта вы поступали, когда главным девизом эпохи было: куда угодно — лишь бы поступить. Будь у вас возможность выбрать то, к чему душа лежит, выбрали бы что-то другое?

– В то время главным для меня был все же спорт, этому ничего не должно было мешать. Пойди я учиться в другой институт – с серьезным спортом пришлось бы проститься.

Стуколкин Ивар

— Не секрет и то, что тогда классные спортсмены жили получше, чем средний человек. Это тоже стимулировало ваше желание добиться определенных результатов?

– Конечно, нечто подобное присутствовало. Существовали доплаты, которые назывались стипендиями, их величина зависела от спортивного ранга, для заслуженного мастера спорта – одна, для мастера международного класса – другая. И ставки были солидными, до 350 рублей в месяц, не считая полного обеспечения. Сборы, гостиницы, питание – все оплачивалось. Чемпион мог формально числиться на какой-то службе и приходить туда только за зарплатой. Я погрешил бы против истины, сказав, что мне не хотелось иметь значка «Мастер спорта». Во-первых, тогда получение спортивного разряда стимулировало тебя самого, выполняя определенный норматив, ты должен был показать какой-то результат. Мы стремились к нему, а на тех, кто уже носил значок, смотрели с восхищением.

— Сколько лет вы шли к своему значку?

– С 7 до 16 лет, считайте...

— А ваши сверстники в это время в кино бегали, с девочками знакомились?

– По-настоящему серьезно спорт вошел в мою жизнь лет в 12-13, а до этого он воспринимался как развлечение, забава. Серьезность пришла, когда увидел, что появился какой-то результат. А от этого стало что-то зависеть, поблажки в школе пошли, от каких-то уроков освобождали.

— И все же работу в любом спорте к легкой прогулке не отнесешь. Из нескольких плавательных дисциплин вы выбрали вольный стиль, почему?

– Может, предрасположенность была такая. Хотя начинал-то я плавать на спине, но там что-то не пошло, и я перевернулся и поплыл, что называется, на животе. Получаться стало лучше. И потом, если начать разбираться в тонкостях, то в любом деле не стоит заниматься всем подряд. В плавании кто-то в брассе силен, кто-то в баттерфляе. Определить эту предрасположенность как раз и есть талант тренера. А когда у пловца все получается – тогда он создан для комплексного плавания.

— То, что вашим тренером в Петербурге стал Генрих Яроцкий, наверняка стало чем-то определяющим в судьбе?

– К тому времени Яроцкий был в спортивных кругах человеком известным, он воспитал уже нескольких олимпийских чемпионов, Виктора Косинского например. В его группе, куда попал я, были пловцы, подготовленные к Монреальской олимпиаде, знаменитые уже Крылов, Богданов, Поляков. Оказавшись рядом, я не мог не начать тянуться за ними – когда попадаешь в сильную компанию, сам становишься сильнее.

— Не стоит повторять, что великие тренеры обладают далеко не сахарным характером, они жестки, деспотичны порой. Это не вызывало ответной реакции, протеста?

– Да нет, все воспринималось иначе. Конечно, протест мог возникнуть, но ненадолго, а уж мыслей уйти не было никогда. Тем более что по своей воле от Яроцкого не уходили, только те, кто не выдерживал, не справлялся с нагрузками, психологическими прежде всего, все-таки конкуренция внутри группы была очень высокой. А иногда отчислялись те, кто был при отличных данных чересчур уж строптив, агрессивен, не находил с тренером и окружающими общего языка.

— На Московской олимпиаде вы добыли сразу две медали — золотую в эстафете и бронзовую в индивидуальном заплыве. Эстафетную команду можно сравнить с футбольной или хоккейной?

– Конечно, ведь окончательный результат зависит от выступления команды в целом, не только от действий одного, но всех вместе. В эстафете есть тоже свои особенности, необходимо, к примеру, чтобы в момент касания того, кто финиширует, ноги стартующего следом уже отрывались от тумбочки, тут надо точно попасть. Это отрабатывается отдельно, и сегодня уже даже существуют всякие технические возможности. Например, чтобы на больших, титульных соревнованиях этот момент отслеживать, в стартовые тумбочки вмонтированы специальные датчики, которые фиксируют сотые доли между финишным касанием и стартовым отрывом ног. Толкнулся чуть раньше – все, дисквалификация.

— Читал где-то, что московская индивидуальная «бронза» была для вас ближе и роднее, чем командная золотая.

– Это так. В команде успех делится на всех поровну, а тут все зависит только от тебя, твоих возможностей. Это я сам сделал, я сам добился. К тому же до Московской олимпиады у меня таких уж особенно громких титулов не было.

— В то время попасть в олимпийскую команду при равных возможностях было достаточно сложно.

– Во-первых, Яроцкий был человеком и специалистом, мнение которого имело вес. Допускаю, что могло сыграть роль и желание представить в команде пловца из союзной республики, что принималось во внимание, было уже политикой. После Олимпиады было первенство мира в Эквадоре, где мы заняли второе место, были европейские чемпионаты, но пиком спортивной судьбы осталась Олимпиада в Москве.

— Уйдя из большого спорта, вы искали себя в разных сферах жизни. Работали в Спорткомитете, бизнесом даже пытались заниматься, безуспешно, впрочем. Может, не созданы для таких занятий?

– Не знаю. В бизнесе надо оказаться в нужное время в нужном месте, наверное, не оказался. Сейчас работаю по таможенному ведомству, и эта работа мне нравится, она не нудная, каждый раз встречаешься с чем-то новым.

— Олимпийским чемпионом вы стали в 20 лет, вернулись заслуженным мастером спорта, за две медали получили, небось, большие деньги...

– Немалые...

— Во всяком случае, по тем временам. Но, главное, были планы, жизнь давала карт-бланш. Что потом свершилось, чего не произошло?

– Наверное, не получилось в полной мере воспользоваться тем самым карт-бланшем, о котором вы сказали. А вот как дальше жить – этот вопрос надо было решать. Возможно, поэтому я сейчас вообще стараюсь уйти от спорта, работаю на таможне, продолжаю учиться, являюсь сегодня студентом-заочником третьего курса Таллиннского Института права. Это совсем другое дело, буду юристом.

— Значит, сможете защитить и спортсмена-ветерана, который обратится к вам за помощью?

– Думаю, смогу. Но тут, мне кажется, самое важное человеку самому не останавливаться, не опускать рук.

 

 

 

 

 

 

 

 




 

 

Ссылки

 

Купить кроссовки найк аир макс 90 женские, nike air max 90 купить brandshop.ru.

Открыть магазин детской одежды по франшизе как открыть магазин одежды sv-spoon.ru.