Фесенко Сергей


 

 

Фесенко Сергей

 

Основные сведения

Дата рождения 29 января, 1959
Место рождения Кривой Рог, СССР
Место жительства -
Специализация 100 и 200 м баттерфляй, 200 и 400 м кп
Рост 1,88 м
Вес 77 кг
Клуб Локомотив (Москва)
Тренер(а)

Вера Смелова, Валентина Макарова (первый тренер)

Сайт -
Дополнительная информация

Сын тоже занимается спортивным плаванием на высоком уровне, плавает за сборную Украины.

 

 
Спортивные достижения
 Соревнование  Дистанция  Место  Дата  Сезон 
 Чемпионат мира   200 м баттерфляй   2   06/08/1982    1982
 Чемпионат мира  400 м кп   3   02/08/1982     1982
 Олимпийские игры   400 м кп   2   27/07/1980   1980
 Олимпийские игры  200 м баттерфляй   1   20/07/1980    1980
 Чемпионат мира  200 м кп  6   24/08/1978     1978
 Чемпионат мира  400 м кп  2   22/08/1978     1978

 

Фесенко Сергей и его тренер

Сергей Фесенко со своим тренером B. Г. Смеловой

У спортсменов, как известно, карьера короткая. Например, у пловцов она заканчивается уже к 25 - 28 годам. Поэтому в последнее время становятся популярными соревнования среди ветеранов. Украинец Сергей Фесенко на Олимпиаде 1980 года, проходившей в Москве, был единственным участником от нашей команды в финальном заплыве на 200 метров баттерфляем. Преодолев дистанцию быстрее, чем за две минуты, он победил. В этом не было бы ничего удивительного, если бы не одно "но". Сергей Фесенко оказался первым пловцом бывшего СССР, который стал олимпийским чемпионом. На этой неделе Сергей Леонидович отметил 45-летний юбилей, а накануне встретился с журналистом "Кіевского телеграфа".

В жизни каждого великого чемпиона спортивная карьера складывалась по-разному. Каким был ваш путь?

- Уже с двух лет мой отец, Леонид Афанасьевич, учил меня плавать. Однако в настоящий бассейн я попал позже, когда в моем родном городе Кривой Рог на "Криворожстали" открылся новый спорткомплекс. Считаю, что мне тогда очень повезло с тренерами. Первые пять лет со мной работала Валентина Ивановна Макарова. Эти годы ушли на постановку техники, совершенствование физических качеств, воспитание характера. Позже я стал заниматься у Веры Григорьевны Смеловой.

Сейчас тренеры стремятся с юношеских лет определить стиль, в котором будет выступать пловец...

- Мы тогда плавали на разные дистанции и всеми стилями. Специализация наступила намного позднее. Я считаю, что наиболее плодотворна только постепенная подготовка, в основе которой сохранение нервных и энергетических ресурсов в период бурного развития детского организма, а не форсирование результатов. Именно такая система, на мой взгляд, может позволить в дальнейшем выйти пловцу на качественно новый уровень подготовки. В 70-х годах в "Советском спорте" публиковали результаты соревнований на приз "Веселый дельфин". Юный спортсмен мог ориентироваться на результаты лучших пловцов, заочно соревноваться с ними. Кроме того, тренеры, работавшие с малышами, могли следить за ростом наиболее перспективных. Сейчас, к сожалению, такой подход уже не практикуется. А за рубежом, в частности в США, результаты первой десятки спортсменов публикуются каждые полгода, причем по всем возрастным группам начиная с восьмилеток.

Когда плавание для вас стало профессией?

- В 1972 году Валентина Ивановна Макарова передала меня Вере Григорьевне Смеловой. С того времени плаванием я стал заниматься серьезно, и не только в бассейне: выносливость мы отрабатывали в кроссах, устраивали всевозможные игры, эстафеты. Уже тогда я мог, например, присесть 900 раз. Весной 1973 года Вера Григорьевна решила испытать меня в серьезном турнире. В Ворошиловграде проводились зональные соревнования на приз газеты "Комсомольская правда". Мне удалось выполнить норматив кандидата в мастера спорта. И попасть "на карандаш" - уже осенью меня вызвали на сборы юношеской сборной СССР в Цахкадзор (Армения). Там в условиях высокогорья начиная с 1968 года сборная собиралась три раза в год. Точнее, сборы проходили 330 дней в году. Так что можно сказать, что в 12 лет я ушел из дома.

И все же ваш резкий рывок в результатах получился кратким...

- Да, в 15 лет я оказался в сложном положении. Сказывался переходный возраст - шло интенсивное развитие молодого организма. По сути, мальчишка превращался в юношу, причем спорт ускорял этот процесс. Все грандиозные планы рушились, победы не приходили. А ведь именно они вначале так вскружили голову. Ситуация была сложной. Нужно было все начинать с нуля. 1974 год получился очень суматошным. На юношеской Спартакиаде УССР я не попал даже в десятку. Лишь в мае 1975 года, на очередной Спартакиаде, горизонт стал проясняться. Тогда, выступая в эстафете баттерфляем, мне удалось выполнить норматив мастера спорта.

Как случилось, что вы, показывая высокие результаты, не попали на Олимпиаду в Монреаль?

- В 1976 году, выступив в соревнованиях на приз газеты "Комсомольская правда" в Харькове, я произвел на многих тренеров хорошее впечатление. Стали раздаваться голоса за включение меня в олимпийскую сборную 1976 года. Я, признаюсь, втайне горел желанием поехать на Олимпиаду в Монреаль. Но Смелова тогда сказала: "Все твои успехи впереди, ты еще очень молод, нужно поступать в институт. Все победы в твоих руках - только старайся".

Вы считаете, что она была тогда права?

- Мне было всего 17 лет. Смелова знала мой задиристый, порой непримиримый характер. И сумела тактично, найдя нужные слова, удержать меня от опрометчивых юношеских поступков. Я поступил в Киевский государственный институт физической культуры. В то время там работала группа прекрасных специалистов. Многие тренеры, в том числе тренер сборной СССР по плаванию Вайцеховский, отметили, что у меня заметно улучшилась техника. В этом мне помогли занятия с такими известными специалистами, как Платонов, Черняев, Шкребтий, которые в то время преподавали в инфизе. У группы институтских пловцов была возможность использовать на тренировках новейшую аппаратуру, видеомагнитофон, с помощью которых эффективнее отрабатывались отдельные элементы техники в каждом виде плавания. Чередование занятий с восстановительными мероприятиями - вибромассажем, гидромассажем, сауной, барокамерой - позволяли находиться в хорошей форме.

Не попав на Олимпиаду-76, вы сразу же начали готовиться к следующей?

- Да, костяк сборной пловцов стал формироваться к концу 1976 года. Скажу больше - существовало две команды, поэтому все время необходимо было поддерживать свой уровень, ведь отбор не прекращался вплоть до самой Олимпиады.

Нашу сборную называли командой интеллектуалов. В нее вошли Андрей Крылов, Марина Юрченя, Марина Кошевая, Надежда Ставко, мой друг Александр Сидоренко. Главный тренер Вайцеховский был не только строгим и требовательным наставником. Он заботился и о будущем спортсменов. Находясь на базе в Цахкадзоре, мы продолжали заочное обучение в институте, с нами занимались преподаватели. Все мы прошли курсы переводчиков и могли свободно общаться с иностранными коллегами. Все это помогло мне в будущем, при написании кандидатской диссертации и в дальнейшей преподавательской работе. Уже по результатам чемпионата Европы-77 стало ясно, что сборная превращается в боеспособный коллектив. Свидетельство тому - 3 новых европейских, 10 всесоюзных рекордов и 17 медалей, из которых 6 золотых, 7 серебряных и 4 бронзовые. Мне удалось победить на дистанции 400 метров комплексным плаванием. А ведь со времен львовянина Геннадия Андросова в СССР на протяжении 15 лет не было чемпиона Европы в комплексном плавании. И мой результат был на полминуты лучше прежнего!

Позже состав сборной корректировался по результатам выступлений на традиционных матчах СССР-ГДР (всего за историю проведения этих турниров было установлено 20 мировых, 53 европейских и 169 национальных рекордов), чемпионатах СССР, Кубках и чемпионатах Европы, мира. С 1979 года я, кроме комплексного плавания, стал выступать и в баттерфляе. И уже в том же году на традиционном матче СССР-ГДР в Потсдаме на дистанции 200 метров баттерфляем я опередил непобедимого доселе немца Роггера Питтеля, чемпиона Европы и мира, установив новый рекорд СССР - 1 минута 59,82 секунды! Позже, на Кубке Европы, проходившем в Лондоне, на дистанции 200 метров баттерфляем я вновь победил Питтеля, установив новый европейский рекорд - 1 минута 59,34 секунды. Лучшим стал на этой дистанции и на матче СССР-Канада. А в 1979 году на 200-метровке баттерфляем я возглавил десятку сильнейших в мире.

Когда вы узнали о том, что некоторые западные страны объявили бойкот проведению Московских Олимпийских игр?

- В апреле 1980-го. Мне позвонили друзья из ФРГ и попросили помочь им приехать на Олимпиаду хотя бы в качестве зрителей. Они были сильно огорчены тем, что не смогут выступить, ведь готовились к соревнованиям четыре года. К сожалению, через четыре года ситуация вновь повторилась, только тогда уже руководство бывшего СССР не пустило нас в Америку. Иностранцы не приехали в Москву, выражая протест против ввода наших войск в Афганистан. Нас "просвещали" в том духе, что если бы мы не ввели войска в эту страну, там бы уже стояли американские ракеты, направленные на Союз. А в Лос-Анджелес через четыре года мы не поехали из-за "опасности" террористических актов, направленных против спортсменов из соцстран...

Какие чувства испытывал первый советский олимпийский чемпион по плаванию после победы?

- Репортаж о торжественном открытии Московских Олимпийских игр я смотрел по телевидению, ведь на следующий день меня ожидал старт: 200-метровка баттерфляем. Конечно же, страшно волновался. Со мной в финал вышли рекордсмен мира уже упомянутый Роггер Питтель из ГДР, Филипп Хаббл и Стефан Полта из Великобритании, рекордсмен мира на 100-метровке швед Пер Арвидсон, наш Миша Горелик.

Кстати, старт я тогда проиграл. Вперед на полкорпуса вырвался Хаббл. Я сделал рывок и на первом повороте его догнал. На вторую сотню мы вышли вместе. Последние 50 метров дистанции никого и ничего не видел - мне казалось, что вокруг темно и только впереди голубой коридор воды и желтая стенка поворотного щита. Не покидало чувство, что меня догоняют. Когда коснулся стенки и взглянул на табло, не поверил - всего 1 минута 59,76 секунды. Но... это была победа! И только тогда я почувствовал страшную усталость. Даже не мог поднять руку, улыбнуться. В тот миг я еще не осознавал, что стал первым в истории советского мужского плавания олимпийским чемпионом. Позже, под звуки "Торжественных фанфар" Родиона Щедрина тогдашний президент Международного олимпийского комитета лорд Килланин вручил мне золотую медаль. Эти минуты я буду помнить всю жизнь.

Следующий мой старт был лишь через неделю. Трудно было настроиться психологически. Мысль, что ты - олимпийский чемпион, отвлекала, не давала сосредоточиться на тренировках. В комплексе на 400 метров занял второе место, а первое - Саша Сидоренко. В итоге - "золото" и "серебро". На пьедестале стояли рядом два счастливых человека. Вера Григорьевна Смелова не скрывала слез радости - не каждому тренеру суждено пережить такой триумф, когда два его ученика становятся олимпийскими чемпионами.

После Олимпиады-80 вы планировали завершить спортивную карьеру...

- Да, признаться, я думал расстаться с большим спортом. Но такой шаг мне не дали совершить... журналисты. На итоговой пресс-конференции после моего "золотого" олимпийского заплыва многие задавали каверзные вопросы - мол, из-за бойкота у вас не было достойных соперников, не приехали те же американцы. И вообще - чувствуете ли вы себя олимпийским чемпионом?

Конечно же, было обидно. Я отвечал аргументированно - на то время мне было вполне под силу штурмовать мировой рекорд. И хотя 200 метров баттерфляем осваивал лишь полтора сезона, за это время не проиграл ни одного старта и, в отличие от своих соперников и в Европе, и за океаном, на самых главных соревнованиях постоянно выплывал из двух минут. Я считаю, что если бы в Москве выступили те же американцы, это мобилизовало бы нас на еще большую борьбу. Мы были готовы к большим скоростям.

На той пресс-конференции я сказал присутствующим, что останусь в большом спорте, чтобы еще раз встретиться со своими заочными соперниками. Уже в конце олимпийского сезона советские пловцы получили приглашение выступить в розыгрыше Кубка США. Мы знали, что Джимми Картер предложил странам - бойкотерам Олимпиады-80 провести "альтернативные игры". Три соревнования, претендующие на это звание, состоялись в США - по легкой атлетике, гимнастике и плаванию. И они потерпели фиаско. Так, в Ирвинге, где выступили пловцы, обновили лишь 2 мировых рекорда, в то время как в Москве были улучшены 22 олимпийских и 10 мировых рекордов. На Кубке США наши ребята выступили достойно, выиграв 13 первых мест. Позже я побеждал на чемпионатах Европы и мира, других соревнованиях.

Неучастие наших спортсменов в Олимпиаде в Лос-Анджелесе...

- ...заставило о многом задуматься. Я надеялся на участие в Олимпиаде-84. Да, альтернативные международные соревнования "Дружба-84" принесли 5 мировых, 10 европейских и 72 национальных рекорда. Но я чувствовал, что подрастает новое поколение способных пловцов, и с этим тоже нужно было считаться. Вначале на чемпионате СССР в Киеве я проиграл Александру Пригоде в баттерфляе. Затем на "Дружбе-84" он вновь обошел меня и финишировал первым с новым всесоюзным рекордом. Третьего поражения я ждать не стал...

Чем занялись, когда ушли из спорта?

- В сборной пробыл 9 лет. С 1980 года я стал выступать за ЦСКА, получил офицерское звание. Поэтому когда мне в 1985 году предложили в Киеве должность преподавателя физподготовки в военном училище связи, я согласился. До 1990 года проработал в этом коллективе, дослужился до капитанского звания. С курсантами всегда находил общий язык. Но меня тяготила армейская система, высиживание положенного "от и до" - вне зависимости от того, делаешь ты что-то или нет. В 1990-м Валерий Борзов предложил организовать Федерацию плавания Украины. Я с увлечением взялся за это. Конечно, с армией пришлось расстаться. Позже занялся бизнесом, стал сотрудничать с фирмой "Адидас", потом с "Ареной". С 1989 года принимаю участие в соревнованиях ветеранов, и не раз привозил золотые медали!

 

 

 

 

 

 

 

 




 

 

Ссылки

 

Традиционная модель - пневматическое оружие для охоты на Арсенал007 взводится переломом ствола.

http://www.s-volvo.ru/ сводная таблица работ по техобслуживанию volvo.